Как создать успешный бар

Жительнице Гамбурга удалось открыть в Санкт-Петербурге пять питейных заведений, подкупив молодежь простотой дизайна и демократичностью цен.

В Санкт-Петербург Анна-Кристин Альберс приехала студенткой в конце 90-х из Гамбурга, чтобы изучать русский язык и культуру России. Но пары месяцев ей не хватило, и немка решила пожить в Питере подольше.
В целом, Анну-Кристин все устраивало, но не хватало привычных для родного Гамбурга непритязательных баров, где так приятно проводить время в компании друзей. «Сплошные мексиканские суши со стриптизом!» — так отзывалась она о тех заведениях, что в то время были популярны в Северной столице с их кичевым дизайном, вычурными развлекательными программами и сумбурной кухней… Уже 10 лет Анна-Кристин живет в Санкт-Петербурге, и с тех пор не только открыла несколько собственных питейных заведений, завоевавших всеобщую популярность, но и создала особенную барную культуру «из двери в дверь», у которой теперь много подражателей.

«Дача» в центре города

Питерские друзья немки сетовали, что не решаются открывать собственные заведения, ведь на это нужны солидные капиталовложения, которых у них не было. У Анны-Кристин сбережения были весьма скромны, но она понимала — главное не деньги, а идея, в которую веришь, и понимание того, кому все это может пригодиться. «Нельзя потратить то, чего у тебя нет, — так учила Анну-Кристин ее бабушка. – Вот и вся моя экономика».

Свой первый бар «Дача» Альберс открыла в 2004 году — в самом центре города. Небольшое помещение в 75 кв.м. оформили в стиле простой советской дачи — тех самых щитовых домиков, что размещались на вожделенных «шести сотках». Акцент сделали на уютной атмосфере с приятной музыкой и стандартным ассортиментом напитков. При этом цены в меню бара были в полтора-два раза ниже, чем в среднем по городу. Попасть на «Дачу» можно было, лишь пройдя определенный фейс-контроль — таким образом в баре сохранялась дружественная обстановка.

«Выпить на «Даче» мог позволить себе каждый — и студент, и бедный художник». Стартовый капитал бара составил 14 000 евро, куда включалась и стоимость аренды. В штате числилось 20 человек барменов и охранников. «Я практиковала много смен, — поясняет Альберс, — за баром работали студенты, которым нужно было хорошенько отдохнуть после учебы, чтобы бодро работать ночью».

Главный принцип, которого старалась придерживаться Анна-Кристин, — ни за что не влезать в долги. «В новом проекте всегда есть риск не найти отклик, — напоминает Альберс. — Но если придется закрывать предприятие, то лучше это сделать с минимальными потерями для себя». У владелицы бара даже не было бизнес-плана. По ее мнению, достаточно понимать, сколько средств есть в наличие и какие предстоят расходы. «В школе по экономике у меня была “двойка”, — смеется Анна-Кристин. — Но я старалась ежедневно ориентироваться по ситуации, и не делать больших запасов. В удачные дни лучше сбегать в магазин по-соседству и докупить недостающее». «Дача» окупилась в первые два месяца своего существования.

«Дача» имела столь грандиозный успех среди молодежи, что стала примером для подражания, в Питере появился новый формат питейных заведений. Даже сама Думская, где находится «Дача», стала легендарной улицей баров «из двери в дверь». Город прославился среди туристов веселыми ночными путешествиями по барам, стали выходить специальные гиды. Это, с одной стороны, немного рассредоточило клиентов «Дачи», но с другой стороны, Анне льстило быть основоположницей нового тренда. Первыми ее последователями, открывшими собственные заведения (например «Усы» и «Без названия»), стали бывшие бармены и диджеи «Дачи». Они поняли, что открыть свой бар — не такая уж и сложная задача. И по сей день «Дача» приносит прибыль. «Первый год был в этом смысле по-настоящему взрывным, — говорит Анна-Крестин. — Но зато теперь доход, хоть и не такой высокий, зато стабильный».

Трудности перевода

Свою компанию — ООО «АЛЬБЕРС ЭК» — Альберс зарегистрировала еще в 2003 году. «Чтобы открыть в России фирму, мне понадобилось найти гендиректора — либо русского, либо с разрешением на работу в этой стране. Это был самый трудный момент, потому что нужен человек, которому можно доверять, — вспоминает предпринимательница. — Стартовым капиталом был какой-то компьютер, который я, если честно, в глаза никогда не видела».

Самым сложным для Альберс оказалось разобраться в российской бюрократической системе. Налоговая инспекция, лицензионное управление, пожарная инспекция, Роспротребнадзор и органы внутренних дел — все это множество инстанций немка преодолевала с трудом. «Сначала все эти проверки шокировали и пугали, но потом привыкла», — говорит Анна-Кристин. Бесконечное хождение по чиновникам и томительные ожидания их резолюций поражало больше всего. «Но как только ты выкрутился и смог открыться, тут же проверяющие бегут к тебе сами, и все хотят откусить от твоего пирога, — сетует Анна-Крестин. — Даже если я уверена, что у меня все правильно, я все равно готовлюсь к штрафам. Не понимаю, почему мы не можем вместе с чиновниками работать над тем, чтобы всё было правильно и по закону? Ведь выдача разрешений — это не подарок мне лично, это их работа!». Однако за последние 10 лет в Санкт-Петербурге эволюционировала не только барная культура, но и отношение местных властей к предпринимателям. «Теперь с чиновниками проще находить компромиссы», — считает Альберс.

Из офиса — на пляж

Несмотря на сложности с российской бюрократией, в 2007 году в двух шагах от Невского проспекта, на задворках промзоны, появился пляж. Это был новый бар Анны-Крестин «Дюны». В дизайн она вложила всего 9 000 евро, оформив дворик зеленью, песком, пеньками, шезлонгами, гамаками и зонтиками. Меню было простым: пиво, безалкогольные напитки и сандвичи. «Дюны» просто взорвали молодежную среду Петербурга. Днем сюда приходили загорать, играть в пляжные игры, а вечером — танцевать на песке под музыку популярных диджеев.

«Мои идеи — порождение собственного эгоизма, — рассказывает Альберс. — Мне самой всегда хотелось, не выезжая из города, оказаться на даче с друзьями или, возвращаясь с деловой встречи по шумному раскаленному Невскому, тут же растянуться на шезлонге и закопать босые ноги в песок».

Однако «Дюны» окупиться не успели из-за проблем с арендодателем. Одновременно возникли проблемы и с «Дачей» — всех арендаторов выселяли из-за капитального ремонта здания. «Я запаниковала, — признается Альберс. — А когда тебе страшно, нельзя принимать серьезных решений. Но именно эту ошибку я и совершила — решилась на открытие ночного клуба “Сочи”». В дело пошли доходы, заработанные от первых двух баров — 100 000 евро. Но в отличие от них, новый проект представлял собой серьезный клуб — с большой площадью, платным входом, концертной деятельностью и кухней ресторанного уровня. «Я взялась за дело, в котором совершенно не была уверена, — вспоминает Анна-Кристин. — Многозадачность клубной деятельности, большой штат сотрудников привели к тому, что я потеряла контроль над ситуацией, махнула рукой и доверилась своим специалистам, пустив все на самотек». Результат не заставил себя ждать — Альберс понесла значительные убытки.

Всем этим неудачам способствовал и финансовый кризис, выручка на «Даче» упала на 50%, в Сочи — на 80%. Но в то же время кризис помог остаться той же «Даче» на плаву, так как ремонт здания приостановили. «Разорительным «Сочи» для меня не стал, но и в долги влезать я не собиралась, а потому решила закрыть проект, — вспоминает Альберс. — Никогда больше об этом не пожалела. Зато в 2011 году, на новом месте, удалось возродить “Дюны”».

Новый старый караоке

Идея Анны открыть караоке-бар не вызвала отклика у ее друзей, считавших это скучным, устаревшим форматом прошлого века. Но то, что в итоге сделала Альберс, сломало сложившийся стереотип. В баре «Poison — рок-н-ролл караоке» каждый мог почувствовать себя настоящей звездой. Правда, в этот раз Анне-Кристине пришлось искать инвестора и поделится долей в компании. Новым партнером ее стал Мучник Артемий, уже имевший собственный опыт в создании баров. Вложения в Poison составили 30 000 евро, так как немного больше пришлось потратить на декор и технику. Вслед за первым предпринимательница открыла сразу два аналогичных караоке. Одно из помещений площадью 110 кв.м. она вместе с партнером выкупила, взяв первый кредит в 200 000 евро. «Это было выгодно, так как аренда в месяц равнялась ежемесячной выплате по кредиту», — объясняет свой выбор Анна-Крестин.

Опыт с «Сочи» навел Анну-Кристину на мысль, что открытие бара для нее, прежде всего, — удовольствие. «Я поняла, что я не бизнесмен, а просто любитель, и от постоянного стресса по управлению большим проектом получала мало удовольствия, — говорит Альберс. – Мне интересно заниматься своим делом в Петербурге: Гамбург уже пресыщен, там все есть, а здесь я чувствую себя миссионером».Как создать успешный бар

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*